Payday loans

Центральная библиотека Селенгинского района

Поиск

Осокин Геннадий Александрович

       

 Осокин Геннадий Александрович первый заместитель председателя Верховногосуда Республики Бурятия, судья высшей квалификации. Родился 23 февраля 1949 года в поселке Шахты Селенгинского района Бурятии. Образование высшее юридическое. Заслуженный юрист Российской Федерации, заслуженный юрист Республики Бурятия, кавалер ордена Почета, медали к ордену «За заслуги перед Отечеством» II степени, медали «За заслуги перед судебной системой Российской Федерации» I и II степеней, обладатель серебряного нагрудного знака Союза юристов России. Занесён в энциклопедию «Лучшие люди России». 

                                                                                                                                                                 Воспитатели – книги

... Жизнь Геннадия Александровича сложилась непросто. Его родной посёлок Шахты с самого своего возникновения (а было это в 1938 году, когда Экономсовет СНК СССР передал Гусиноозерское месторождение угля из системы Наркомата топливной промышленности в систему НКВД СССР, и поселок был принят Букачачинским исправительно-трудовым лагерем ГУЛАГ НКВД СССР от Южлага треста «Востуголь») пользовался в республике и далеко за ее пределами, мягко говоря, дурной славой. Судите сами. Он входил в систему ГУЛАГ НКВД. Больше двух тысяч так называемых «врагов народа» работало на добыче угля. В 1945 году на подмогу им привезли полторы тысячи репатриированных советских и 300 японских военнопленных.

                В числе «врагов народа» значились и мать с бабушкой Геннадия Александровича. Деда, известного кяхтинского купца, в 30-х репрессировали и расстреляли, а они переехали в Гусиноозерск, где находились под пристальным вниманием НКВД до середины 50-х годов. Проживали там представители почти 25 национальностей.

Были среди заключенных и банальные уголовники, но больше-то хороших людей. Именно тогда он впервые серьёзно задумался о справедливости.

                У матери жизнь не задалась, троих сорванцов растила одна. Как и многие в послевоенную пору, жили впроголодь, одевались плохо. В возрасте своих внучек Геннадий уже и уголь возил, и дрова колол, и за грибами-ягодами в тайгу ходил, рыбу ловил, черемшу заготавливал. Геннадий мать жалел. Помогал ей. Иногда в ущерб школьным занятиям. Хотя учился неплохо. Ему одинаково хорошо давались и гуманитарные, и точные предметы. Находил время на занятия спортом, в авиамодельном кружке, радиокружке. В 14 лет освоил профессию кинодемонстратора, и ему доверили показывать фильмы в ДК «Шахтер». Играл в школьном оркестре на трубе. В 8 классе увлёкся шахматами. Но главной его отдушиной стали книги.

                - Они - мои воспитатели, - уверен Геннадий Александрович. – Помогли сформировать характер, направить мою кипучую энергию в нужное русло. Перечитал многое из художественной литературы, что в библиотеке ДК «Шахтер была.

                И эта страсть осталась у него на всю жизнь. Сейчас под библиотеку в своей квартире целую комнату отвёл. Чего греха таить, многие его сверстники свернули на криминальную дорожку, а его желание походить на героев Жюля Верна, Майна Рида, Джека Лондона, Марка Твена, Аркадия Гайдара сделало своё дело.

                                                                                                                                                                                         Начало трудового пути

                ...Тянуть троих матери было тяжело. Геннадий это понимал. После восьмого класса решил пойти работать. Однако пятнадцатилетнего подростка нигде не взяли. После девятого устроиться на шахту 2/5 удалось только после ходатайства руководителя их духового оркестра А. Г. Арояна, видевшего бедственное положение семьи и желание мальчишки помочь матери. Через партком шахтоуправления 16-летний паренёк был принят учеником электросварщика. 9 сентября 1965 года - начало трудовой биографии Геннадия Александровича Осокина.

                Конечно, было нелегко: днём – на шахте, а вечером до самой полуночи - в школе рабочей молодёжи. Но быть рабочим в те времена было очень почётно, а шахтёром -  вдвойне. Первую зарплату – 24 рубля - маме принёс. Анна Александровна не скрывала слёз – кормилец вырос!

                Через три месяца получил разряд, освоил ещё одну профессию - электрослесаря подземных работ, и в 18 лет впервые спустился в забой. Об успехах помощника машиниста экскаватора Геннадия Осокина писали в районной газете, а в 1974 году его портрет украшал передовицу «Правды Бурятии». «Красная Селенга» не однажды писала и о его успешной службе в погранвойсках.

                А служить ему выпало в Хасанском районе Приморского края как раз во время советско-китайского вооруженного конфликта на острове Даманский. Обострение политических отношений между СССР и КНР сопровождалось многочисленными провокациями со стороны китайских пограничников, военных и гражданских лиц. На Даманском развернулись полномасштабные военные действия, погибли 32 советских военнослужащих. Обстановка была очень напряженной и пограничники находились в постоянной боевой готовности.

                                                                                                                                                                                             Из шахтёров - в юристы

Демобилизовался «Отличник погранвойск» в звании старшего сержанта 25 декабря 1970 года, а 11 января уже вышел на работу. Однако желание учиться его не оставило. К этому он готовился даже в армии, уделяя каждую свободную минуту работе с литературой.

                - Желание стать юристом сложилось непросто и не сразу, но когда оно сформировалось, то у меня уже не было сомнений, кем я хочу стать, - рассказывает Г. А. Осокин.

                Во многом этот выбор был определён присущим ему внутренним чувством справедливости, желанием помочь людям в сложных ситуациях. Своё влияние оказала и служба в погранвойсках, где правоприменение - одна из составляющих повседневной жизни.

                Юридический факультет Иркутского государственного университета окончил также без отрыва от производства. Машинист экскаватора Холбольджинского угольного разреза, молодой муж, отец двух дочурок учился на совесть. Он понимал, что это основа его будущей работы, основа будущего его семьи. В 1978 году с дипломом юриста прибыл в Бурятскую коллегию адвокатов, председатель которой направил его стажёром в Гусиноозёрскую юридическую консультацию. Так, с лёгкой руки известного в республике юриста И. А. Тармаева, началась адвокатская карьера Г. А. Осокина.

                - В моей жизни такие люди возникали как маяки, - говорит Геннадий Александрович. – Они помогали мне взять верный курс в жизни.

                                                                                                                                                                                                 В новой ипостаси

В 1979 году таким «маяком» стал тогдашний министр юстиции П. Т. Медведев. Он предложил молодому специалисту попробовать себя на судейском поприще, поработать судьей в Курумкане. Г. А. Осокин согласился.

                 - Начал работать в односоставном суде. Варился, что называется в собственном соку. Дел было много. Кстати в этом суде до объединения трудились три федеральных и один мировой судья, а в мою бытность – один судья, он же председатель суда, секретарь суда, секретарь судебного заседания, судебный исполнитель и еще курьер-уборщица-истопник. Вот и весь штат, - вспоминает Геннадий Александрович. Но о том времени говорит с особой теплотой. Полюбил Курумкан всем сердцем: и природу уникальную, и народ добрый, открытый. За шесть лет побывал в каждом селе, в каждой организации, на каждой животноводческой стоянке. Сотни процессов, бессонные ночи в поисках истины. Тогда четко усвоил для себя, что судья должен быть, прежде всего, человечным, справедливым. В его руках судьба подсудимого. И в предложении «Казнить нельзя помиловать» - ему ставить запятую. Своего судью курумканцы знали в лицо, его уважали, ценили и дважды отдавали за него свои голоса на проводившихся выборах народного судьи Курумканского районного суда. Помнят и до сих пор.

                                                                                                                                                                                                Лихие восьмидесятые

Но в начале 1985 года из Курумкана пришлось уехать. Министр юстиции Бурятии А. Ф. Покацкий решил, что Г. А. Осокин уже достаточно набрался опыта и ему, не имевшему ни отмен, ни изменений приговоров, награждённому именными часами министра юстиции Республики Бурятия, благодарность министра юстиции СССР, под силу возглавить один из самых крупных и самых сложных районных судов республики – Кабанский.

                - Остановка там сложилась непростая. Двоих судей уволили за пьянство, один судья постоянно болел. Авторитет судьи на «нуле». Встретили меня только двое судей и 160 нерассмотренных уголовных дел. Само здание в запущенном состоянии: отопление и канализация не работали, люди в кабинетах и зале заседаний сидели в верхней одежде, туалет искали по всей округе – рассказывает Геннадий Александрович.

                17 марта после встреч с трудовыми коллективами, он был избран народным судьей и утверждён председателем Кабанского районного суда. Засучил рукава и начал разгребать «завалы». Уже к лету на сделанный ремонт и хрустальные люстры в залах судебных заседаний приезжали смотреть и из Верховного суда, и из прокуратуры, и из Министерства юстиции республики.

                И в делах навёл порядок. В первую очередь, решил кадровые проблемы. В суд пришли работать будущие известные юристы, судьи А.А. Кириллова, Н.А. Сокольникова, А.А. Соболев, а также будущий благочинный Олег Матвеев.

                Кабанский период - один из самых сложных в его судебной практике. Он совпал со смутным и сложным временем конца 80-х и начала 90-х годов. Новое государство, новые отношения в обществе, «перезагрузка» самой судебной системы... Дефицит, безработица, пропаганда культа силы и денег... Преступность росла угрожающе. Тогда он впервые столкнулся с так называемым «национальным вопросом». Выросшему в интернациональном Гусиноозёрске, ему и в голову не приходило, что разногласия, распри могут возникнуть из-за разного разреза глаз, цвета волос, иного вероисповедания. Первый заместитель председателя Верховного суда РБ и сегодня считает, что в толерантной Бурятии, где дружеские отношения складывались веками, кое-кем национальный вопрос раздувается искусственно, что очень опасно. Национальные «мины» могут взорваться в любой момент. И об этом следовало бы помнить тем, кто раскачивает национальную лодку.

                                                                                                                                                                                           По Закону и по закону совести

В Верховный суд республики его пригласили в 1992 году. В 1996 году указом Бориса Ельцина назначен заместителем председателя, а в 2000-м - первым заместителем председателя. Того самого Анатолия Орхоковича Хориноева, чьё имя сегодня в республике стало чуть ли не нарицательным.

                - Загляните в интернет, полистайте республиканскую прессу. По Хориноеву и Верховному суду Бурятии не прошёлся разве только ленивый. Но этот человек много полезного сделал для Верховного суда и судей республики, - считает Геннадий Александрович. - Все эти выпады против Анатолия Орхоковича, Верховного суда оскорбительны для всего судейского сообщества. Кому это понадобилось, рано или поздно станет достоянием гласности. К сожалению, услугами представителей четвертой власти зачастую пользуются не из бескорыстных целей. Без сомнения, труд журналистов можно отождествить с трудом судей: и те и другие выносят свои вердикты. С одной лишь разницей – одни по Закону, а другие по закону совести (при наличии оной).

                - 23 февраля Геннадию Александровичу исполнилось 65 лет. Тридцать шесть из них он на защите прав жителей республики. Добросовестно и всецело отдает себя нелегкому труду законного вершителя человеческих судеб. Постоянно в поисках истины.

                 - Могу сказать, что жизнь удалась. Занимаюсь любимым делом рядом с любимым человеком. Дочери выросли хорошими людьми, пошли по моим стопам. С зятьями повезло. Внучки, а у нас их с Раисой Емельяновной трое, радуют своими талантами, успехами. Есть чем годиться, а воспоминаний и размышлений хватит на целую книгу…

 

             

Источник: Михайлова, Д. В поисках истины / Д. Михайлова, А. Тармаева // Бурятия. – 2014. - №29 (28 февр.). – С.4