Payday loans

Центральная библиотека Селенгинского района

Поиск

Кондаков Иаким Яковлевич

Познакомился с Иакимом Яковлевичем Кондаковым весной 1941 года. Тогда он жил в доме своего сына, дорожного мастера на Кяхтинском тракте, южнее села Новопавловка, Убур-Дзокоиского сомона Селенгинского аймака. Вo время беседы он произвел благоприятное впечатление как образованного, культурного, много знающего человека, учителя, знатока бурят-монгольского языка и народной словесности. Будучи зам. директора Бурят-Монгольского государственного института языка, литературы и истории, пригласил его на работу в наш институт. Вскоре он приехал в Улан-Удэ. По согласованию с директором ГИЯЛИ Г. Д. Бельгаевым, И. Я. Кондаков был назначен младшим научным сотрудником института. На этой должности трудился он с апреля 1941 года до 15 июля того же года. Затем он стал внештатным младшим научным сотрудником института. Насколько мне известно, он продолжал сотрудничать с институтом до начала 1949 года. В своей статье «Гэсэриада» я отметил, что вместе с научными сотрудниками и ведущими писателями Бурят-Монголии принимал активное участие в сборе и записи материалов о народном эпосе Гэсэр бывший учитель И. Я. Кондаков.
Впоследствии, работая над материалами по истории гражданской войны и иностранной военной интервенции, в Иркутском областном и партийном архивах обнаружил документы об активном участии И. Я. Кондакова в укреплении Советской власти в Селенгинском аймаке как депутата аймачного собрания трудового населения и члена аймревкома, а также одного из первых участников создания Гусиноозерской ячейки РКП(б) и члена ее исполбюро.
Об этом гласят нижеприводимые документы.
«Протокол № 1 съезда депутатов трудового бурятского населения Селенгинского аймака. 13 июля 1920 года.
В 7 часов вечера председатель Селенгинского аймачного Революционного комитета тов. Ганжуров объявляет 2-й съезд депутатов трудового бурятского населения Селенгинского аймака открытым и предлагает избрать президиум в составе председателя, двух его товарищей и 4-х секретарей, каковыми единогласно избираются — председателем тов. Буда Цыренжапов, товарищами его т.т. Бадмажапов и Тудупдоржиев и секретарями т.т. Кондаков, Цыденов, Тыргучин и Цыренжапов».
«Протокол № 2 утреннего заседания 2-го съезда трудового бурятского населения Селенгинского аймака. Кроме представителей хошунов на съезд прибыли: представитель от общебурятского народно-революционного комитета тов. 3. Д. Ринчино, представитель Дальневосточного бюро при ЦК РКП(б) тов С. Николаев, представитель Общества потребителей тов. Измайлов, учащиеся т.т. Шилов, Лаврентьев, инструктор Прибайкальского союза кооперативов тов. М. И. Инкежинов и инструктор-ревизор Губпродкома тов. Рассолов.
Депутатом Чикойского хошуна тов. Чойнжуровым вносится предложение о предоставлении присутствующим депутатам Чикойского хошуна права решающего голоса. Тов. Ринчино говорит, что он не видит никаких препятствий — ни принципиального, ни фактического характера для депутатов Чикойского хошуна, находящегося в пределах буферной республики. Мы имеем прецедент участия депутатов Селенгинского аймака. Съезд, вполне соглашаясь с предложением тов. Ринчино, единогласно постановил предоставить право решающего голоса депутатам Чикойского хошуна.
Председательствующий предлагает почтить память вставанием зверски убитого в Чите вождя бурятского национального движения и борца за свободную Россию тов. Михаила Николаевича Богданова».
«Протокол 5 утреннего заседания 3-го съезда депутатов трудового бурятского населения Селенгинского аймака. 15 июля 1920 года.
Председательствует т. Бадмажапов. На очередном обсуждении вопрос о народном образовании.
Тов. Кондаков прочитывает доклад о будущей деятельности отдела по народному образованию, в котором знакомит съезд с постановкой дела народного образования среди бурятского населения до настоящей революции, указывая все препятствия, мешающие по данному вопросу поставить дела на должную высоту, что обучению детей мало уделялось внимания, и к тому же само население относилось к столь важному вопросу равнодушно при существующей власти при всех ее преимуществах. О принципе единой трудовой школы говорит, что для проведения всех мероприятий власти по этому делу необходимо самому населению пойти навстречу, открывая как можно большее число школ.
Затем он прочитывает выписку из протокола съезда трудового населения Оронгойского хошуна об открытии нескольких школ, снабжая их дровами и об обеспечении учащихся и их семей продуктами первой необходимости, а также и отношение заведующего аймачной библиотекой о пожертвовании для нее книг заведующим отделом народного образования тов. Тудупдоржиевым.
Съезд, заслушав доклад тов. Кондакова и в целях успешного проведения мероприятий, намеченных в докладе, избирает комиссию...».
«Протокол № 8 вечернего заседания 3-го съезда трудового бурятского населения от 18 июля 1920 года.
Зачитывается протокол комиссии по народному образованию и после обсуждения такового по пунктам единогласно принимается резолюция, разработанная тов. Ринчино, состоящая из 18 пунктов».
Из протокола № 1 собрании сочувствующих РКП(б).
Присутствуют: инструктор Иркутского губревкома А. Мясников и сочувствующие РКП(б) товарищи Буда Цыренжапов, Гончик Чойнжуров, Гарма-Цыбик Цыденов, Дамдин Буянтуев, Манжигей Тыргучин, Иаким Кондаков.
В повестке дня: организация комячейки в Гусиноозерском дацане при аймревкоме; организация исполбюро.
Все вышеуказанные товарищи, как сочувствующие, принимаются в число сочувствующих РКП(б) Гусиноозерскои комячейки.
В исполбюро комячейки назначены т.т. Семен Николаев, К. Цыренжапов, И. Кондаков.
При обсуждении выяснилась необходимость организовать в Гусином Озере аймачный уездный партком, учитывая все соображения, в том числе и резолюцию аймревкома, постановили: впредь до правильной организации парткома, исполбюро настоящего состава считать аймачным исполбюро.
Далее выясняется, что во всем Селенгинском аймаке нет ни одной комячейки. Постановили принять самые энергичные меры к организации комячеек на местах, для чего необходимо командировать на места товарищей из нашей комячейки.
Для установления правильной связи в настоящее время препроводить в Иркутск губпарткому и в бурсекцию и просить их о немедленном снабжении нас литературой, которой во всем Селенгинском аймаке совершенно нет.
Подлинно подписали: учредитель инструктор губревкома А. Мясников, сочувствующие В. Цыренов, Г. Чойнжуров, В. Цыденов, И. Кондаков, Тыргучин, Буянтуев. 2 августа 1920 г.».
Эти документы свидетельствуют, что Иаким Кондаков принимал активное участие в общественно-политической жизни края. В последующие годы он успешно работал на ниве народного образования, пользовался в районе заслуженным авторитетом и уважением.
 
Источник: Санжиев Б. О народном учителе и общественном деятеле И. Я. Кондакове /Б. Санжиев // Селенга. – 1997. – 24 янв. – С. 2.